Как избавиться от алкогольной зависимости?

Какое лечение алкоголизма предлагает наркология на сегодняшний день? Не в острый период похмелья, а в последующем, когда встает вопрос о том, что бы бросить пить вообще. Каков спектр услуг? Выбор, оказывается, не велик.

В первую очередь, это, так называемая, радикальная терапия, или кодирование. Смысл процедуры состоит в том, что пациенту вводится препарат, блокирующий процесс расщепления спирта в организме на ограниченное время. На этот период пациент пишет расписку, о том, что будет строго придерживаться режима трезвости.

Во-вторых, это гипноз. Тут главной фигурой выступает мастер внушения, силой авторитета или мощью энергетики способный сломать привычный склад мышления алкоголика и сформировать у него установку на трезвость.

В-третьих, шаманские техники. Это уже не медицина, но как услуга существует. Уникальность специалистов, проводящих обряд, превышает все мыслимые пределы: колдуны, ворожеи, магистры черной и белой магии. Воздействие на пьющего человека покрыто таинственным туманом и разумному объяснению не подлежит.

В-четвертых, психотерапия индивидуальная или групповая. Обычно под этим словом понимают  общение на темы о том, какой вред наносит организму злоупотребление алкоголем, и как прекрасна жизнь на трезвую голову, как вернуться к здоровому образу жизни и научиться подавлять в себе импульсивные влечения выпить. Подобные разговоры особого энтузиазма у человека не вызывают, поэтому он, как правило, не торопится на прием к психотерапевту.

Каждый метод кому-то помогает, и потому имеет право на жизнь. Но при всем уважении к традиционному лечению, надо признать, что данные методы весьма ограничены. Главная причина в том, что они не в состоянии удовлетворить запрос современного цивилизованного человека на глубокий анализ его личности и проблем, связанных с алкогольной зависимостью. Доля тех, кто разочаровался в кодировках и гипнозах, весьма велика. Ведь человеку, думающему и задающему трудные вопросы, явно не достаточно формальных ответов врача. Он подспудно чувствует, что нуждается в особой помощи, но какой – выразить словами не может.

Действительно, что можно предложить принципиально нового таким «трудным пациентам» в решении их злободневной проблемы? Ответ станет очевидным, когда мы преодолеем ряд мифов и заблуждений в понимании природы алкоголизма, и докопаемся до сути зависимости.

Миф 1. Истина – в вине

Начнем с, казалось бы, прописной истины. Причина алкоголизма кроется в тлетворном действии спирта на организм человека. Его прием вызывает приятное психофизическое состояние, что его хочется повторить. А человек слаб, он идет на поводу своей прихоти. Употребление алкоголя становится чрезмерным. И количество переходит в качество. Пьющий человек не замечет того, как переходит грань и обретает алкогольную зависимость. Дальше следуют периодические срывы в виде запоев, похмелье, сужение жизненных интересов и постепенная деградация личности.

Звучит непротиворечиво и убедительно, тем более что эта, назовем ее «биохимическая модель» алкогольной зависимости является общепринятой. Ее разделяет подавляющая доля врачей-наркологов. Она многократно тиражируется средствами массовой информации, тем самым формируя в общественном сознании благоговейный страх перед «зеленым змием». Однако, так ли это на самом деле?

«А в чем подвох? Вроде похоже на правду» - спросите Вы. А в том, что все упирается в злоупотребление спиртными напитками, которое автоматически запускает процесс алкоголизации. Философия незатейливо проста: мало пьешь – не сопьешься, а много – неизбежно станешь алкоголиком. Тогда получается, что от человека ничего не зависит? Все заранее предписано, и мы все от рождения являемся потенциальными алкоголиками? Только одни удержались, а другие – нет. Кому как повезет.

А это уже явное заблуждение. В нас нет никакого изначального изъяна, и, конечно же, человечество не бессильно перед алкоголем. Разумеется, биохимические процессы следует учитывать, но все же пьет не желудок и печень, а сознание. И суть проблемы состоит в том, что мы по-разному относимся к алкоголю. Одни почему-то «влюбляются» в алкоголь, а другие к нему остаются равнодушными на протяжении всей жизни.

Настоящая теория должна объяснить эту разницу между людьми. Вышеприведенная точка зрения этого сделать не может, так как в ней нет места сознанию человека. Она обезличена и лишь формально описывает процесс алкоголизации. Поэтому ее смело отбрасываем за ненадобностью.

Миф 2. Виноваты гены

Очень часто приходится слышать о наследственной предрасположенности к алкоголизму. Риск развития алкоголизма связывают с генетическим дефектом фермента, расщепляющего метаболиты спирта, или с генетическим дефицитом рецепторов ряда нейромедиаторов центральной нервной системы. Согласно этой концепции, определенная часть человечества изначально уязвима к алкоголю и, следовательно, должна избегать контакта с ним. По сути, она ничем не отличается от предыдущей точки зрения, только речь уже идет о некоторой доле людей, которой якобы не повезло с генами.

Бытует и другое распространённое мнение, что хроническое употребление спиртного делает наше потомство более уязвимым к алкоголю. В частности, неблагополучная в плане алкоголя среда, повышает риск развития этого недуга. Но является ли эта закономерность генетической? Гораздо проще, да и точнее, это объяснить не поломкой на уровне генов, а культурными традициями, принятыми в данном обществе. Когда малыш тянет в рот карандаш и «курит», подобно папе и маме, или подросток крадет стопку с семейного застолья, то ни у кого не возникает мысли о влиянии испорченных генов. Это банальное копирование тех норм поведения, которые прияты в микроокружении ребенка.

Люди с легкостью списывают проблему на пресловутое влияние плохих генов, при этом даже не задумываются, каким образом это можно осуществить. Ведь известно, что алкоголизм формируется, как правило, в том возрасте, когда дети в семье уже есть. Как передаются в таком случае дурные гены? По воздуху? И, если честно, у кого на Руси чистые гены? Однозначно у каждого из нас кто-то в роду пил. Значит, тогда у всех нас наследственность отягощена. А если у всех, то ни у кого. Это такой общий фон, который никак не влияет на развитие алкогольной зависимости.

Этиловый спирт, как и пища в целом, не может менять нашу генетику. Если бы зависимость от пищевого продукта закреплялась на генном уровне, то у любителей сладкого должны били рождаться сладкоежки, а у поклонников растительной пищи – вегетарианцы. Подобные рассуждения могут вызвать лишь улыбку, так как ничего подобного мы не наблюдаем.

Идея «генетического следа» в развитии алкоголизма вступает в противоречие со всеми законами наследственности. Любой генетик подтвердит, что приобретенные склонности родителей по наследству не передаются. Так что если пил ваш горячо любимый папаша, дедушка и прапрадедушка, то это никоим образом не влияет на наследственность. Наши гены крайне устойчивы, и разговоры о вредоносном влиянии алкоголя на наследственность, и не имеют под собой серьезного основания.

Миф 3. Бремя жизни

Причина алкоголизма вызвана многочисленными стрессами, которые обрушиваются на нас ежедневно. Усталость и напряжение накапливается, и их каким-то образом надо сбрасывать.  Алкоголь обладает транквилизирующим эффектом, с помощью него можно легко расслабиться и отдохнуть. Как обычно говорят пьющие люди? «Надо выпить, чтобы хоть на время забыться и не думать о проблемах». Таким образом, выпивая, человек становится тем, кем в трезвой жизни не получается. Кто обретает душевный покой, кто – эротическую удаль, кто – праздное благодушие, кто – иллюзорное восстановление жизненных сил. Всего не перечесть. Так что под словом «поправить настроение» прячутся разные состояния.

Данный подход, назовем его «психосоциальный», очень распространен в алкогольной среде. Но соответствует ли он действительности? Если бы он был верен, то спиваться должны в первую очередь те люди, у которых слишком много стрессов. И чем выше стрессовая нагрузка, тем больше вероятность развития алкоголизма. К примеру, если человек сломал позвоночник и стал инвалидом, осквернили и опорочили честное имя, посадили в тюрьму, сгорел дом, на его глазах погибли близкие, то он обязательно должен запить. Однако в реальной жизни так не происходит. Имеет место как раз обратная тенденция. Самые обыденные ситуации сопровождаются срывами. Как говорится, «брат-сват якобы ногу подвернул», и этого достаточно, чтобы уйти в запой.

Так что жалостливая картина того, как тонут на дне стакана самые бедовые люди, бедняги и страдальцы по жизни, не выдерживает критики. Данная теория стрессов – это банальный самообман пьющего человека, и в серьез рассматриваться не может. В том то и дело, что суть проблемы кроется не в чрезмерном напряжении человека от стресса, а, наоборот, в необузданном стремлении к удовольствиям. Ведь зависимый человек преследует цель усилить чувства праздника, куража вседозволенности, отдыха без границ. Сплошному потоку удовольствий вовсе не нужны стрессы в виде пусковых кнопок.

Так почему?

Если ни спирт, ни гены, ни внешние обстоятельства не тянут  на то, чтобы назваться главным виновником алкоголизации, что остается в сухом остатке? Чтобы вырваться из плена привычного взгляда на проблему, осталось сделать один шаг. И в этом нам поможет странный, на первый взгляд, факт из жизни. Лица, не достигшие совершеннолетия: подростки, юноши и девушки практически никогда не спиваются. Конечно, они могут начать выпивать и вести злачный образ жизни, но не страдают запоями, похмельным синдромом, навязчивым желанием выпить.

На ум могут прийти разные объяснения. Юный организм без последствий справляется с токсическим действием алкоголя. Слишком мало времени прошло, чтобы сформировался алкоголизм. Дети не самостоятельны и подконтрольны родителям. Им легко живется, так как по существу еще нет реальных проблем по жизни. Но верный ответ оказывается иным.

Виной всему – эндорфины, особые вещества в головном мозге, ответственные за появление эйфории у человека. Собственно ради них и принимается алкоголь. Пьющий человек упрямо стремится улучшить свое настроение за счет искусственного стимулирования выработки эндорфинов. Но в юных головах данных гормонов счастья и так предостаточно. Их система удовольствия работает как швейцарские часы, и ей не нужны какие-либо допинги и успокоители. Чтобы не происходило в течение дня, вечером дети легко засыпают, безмятежно спят, а утром пребывают в полной гармонии с собой и миром и с улыбкой смотрят в новый день.

Но вот вопрос. Почему их мозг в избытке вырабатывает эйфоризирующие вещества? Ответ очевиден. Они растут. И рост обеспечен, с одной стороны, генами, обуславливающими физическое развитие, а с другой, социальным фактором, определяющий формирование личности человека. Если микроокружение благополучно, и родители, педагоги успешно тянут юные умы «за уши» к свету, то алкоголизация автоматически исключена. Таким образом, благодаря физическому и духовному развитию подавляющая доля юноши и девушки вплоть до совершеннолетия обретают иммунитет к действию алкоголя.

Но после восемнадцати лет, когда влияние генов и социума сходит на нет, остается единственная третья сила, побуждающая к развитию. Это сам человек, вернее его самосознание, ядро личности, или «Я» человека. Однако, как поведет себя наше «Я» – далеко не однозначный вопрос.

И в этом состоит настоящая драма, так как довольно много людей, переступая черту совершеннолетия, перестают расти как личности. Собственно говоря, остановка в личностном росте и развитии может произойти и раньше, но для этого должны «постараться» родители, что бы их дети постигали жизненные истины не в семье, на улице. Значительно чаще острая нехватка внутренних мотивов самосовершенствования проявляется в молодости, зрелости или старости.  Это и есть главная причина уязвимости к алкоголю. Ибо если нет роста, то нет побед над самим собой. И система вознаграждения перестает ежедневно дарить человеку чувство счастья и полноты жизни. В таком случае любое наркотическое средство легко заполняет зияющую пустоту в голове.

Так что алкоголизм – это не самостоятельное заболевание, а болезнь-паразит. Она разрастается махровым цветом только в том случае, если человек перестал расти как личность.

Что делать?

Вывод напрашивается сам собой. Чтобы действительно избавиться от алкогольной зависимости, вернуть себе контроль выпитого, надо возобновить процесс внутреннего самосовершенствования и развития. Необходимо заново запустить маховик жизни, который, совершая свой мерный ход, переносит нас каждый день в завтра. И в этом ежедневном вращении колеса жизни есть фаза, которая наступает с восемнадцати часов. Она нам дана для того, чтобы мы задавали себе сложные вопросы, искали ответы, дерзали и отваживались на радикальные перемены. Нам ежедневно, как воздух нужны реальные победы над собственными слабостями и прихотями, потому как это единственный универсальный ключ к вратам полноценного удовлетворения на исходе дня.

Именно вечернее время является камнем преткновения для людей, страдающих алкоголизмом. Возникающее в это время тяга к спиртному есть ни что иное как «халявный» способ завершить день. Заглушая в себе неприятные критические мысли, минуя усилия и так необходимые победы, алкоголик сразу переходит к незаслуженному праздному благодушию.

Чтобы переломить сложившийся стереотип, нужна не разовая акция, а долгий процесс постепенного осознания своего «Я», постоянные ежедневные старания по возвращению себя на столбовую дорогу жизни.

Сложность в том, что зависимому человеку не понятно, где он совершил роковые ошибки? Каким образом сошел с дистанции длиною во всю жизнь. И главное, с чего начать? В какой последовательности менять себя? С убеждений или интересов и увлечений? С перемен в привычном образе жизни или построения стратегического плана собственного спасения? Чем его внутренние мотивации отличаются от тех, что переживают люди, не страдающие алкогольной зависимостью?

Здесь не обойдись общими фразами, типа: родить сына, посадить дерево, построить дом. Нужна ювелирно точная персональная психотерапевтическая помощь. Ключевым звеном в этой работе становится определение психологического типа пьющего человека. Знание об этом врожденном стержне, предопределяющем склад и характер человека, превращают психотерапию в необычайно оперативный и действенный метод. Такая работа похоже на нить Ариадны, которая позволяет в лабиринте частных проблем целенаправленно двигаться к свету. Благодаря этому уже с первой встречи человек меняет взгляд на себя и свою проблему.

Цель – помочь человеку встать взрослее и отважиться на позитивные перемены в жизни. Помочь ему разглядеть, что за фасадом алкогольного влечения всегда прячется истинный виновник проблемы. Это либо инфантильность и неготовность к вызовам жизни, либо невротическая неуверенность в себе, либо наивное самодовольство мнимыми успехами в жизни, иллюзия того, что жизнь состоялась и можно почить на лаврах. В любом случае – это фальшь, это искусственная маска ложной успешности, скрывающая бессмысленность своего бытия и одиночество в личном плане.

И, конечно же, смысл всех усилий не в критике того, что не удалось в жизни, а в том, как вернуть человеку его естество, как раскрыть тот потенциал, который заложен именно в него изначально. Чтобы в итоге прожить действительно свою жизнь, а не ту, которая трафаретно отчеканена в обыденном сознании. Личностный рост и самореализация человека – вот реальная панацея от алкоголизма.

Как вы понимаете, такого рода работа предполагает осознанную заинтересованность человека разобраться в самом себе и серьезное намерение начать новую жизнь. Если человек, страдающий алкогольной зависимостью, не испытывает внутренней потребности в глубоких личностных переменах, то, поверьте, он крайне далек от реального исцеления.


Назад к списку публикаций

Лицензии

Деятельность клиники лицензирована

Отзывы пациентов

Отзывы о клинике «Зетмед»

Вопрос наркологу

Задайте свой вопрос специалисту
Какие вообще существуют методы лечения от алкоголизма?
Какие вообще существуют методы лечения от алкоголизма?
Читать ответ
Ссылка номер восемь